Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

О мусульманском праве

(повтор темы от 07.2011)

В основе мусульманского права (шариата) лежат две базовые составляющие:


1. Религиозная составляющая – Коран - составленный после смерти пророка Мухаммеда сборник откровений, данных ему (со слов составителей) свыше.

2. Социально-религиозная – Сунны - постулированные рассказы (хадисы) о легендарных  суждениях и поступках самого пророка и, в этом смысле (по мнению мусульманских теологов) также несущие религиозную окраску.
                           
      Эти две составляющие  представляются незыблемыми.


                                     --------------------------------------

    Кроме того, к социально-религиозному аспекту шариата можно отнести:

Иджма – консолидированное мнение восточных мусульманских религиозных авторитетов по различным аспектам мусульманского общежития, в том числе – религиозным.   Мнение, обязательное к исполнению.
                                                                                               

Фирманы – личные распоряжения восточных правитетелей                                                                                     
Кануны – законодательные акты восточных государств

                  И те и другие не должны были, по идее, противоречить положениям шариата.                                                 

                  Все вышеперечисленные аспекты имеют статический характер.

                                    ----------------------------------------------
                  
                             Также в шариате имеются динамические аспекты:                 

Рай -  преобладания личного мнения казия (религиозного судьи) в принятии решения.                                

Кияс (кыяс) – практика применения некоего правила, предусмотренного в шариате по конкретному поводу, но в случае события, не предусмотренного в шариате (но аналогичного).

Особенность динамической составляющей – преобладание личного фактора над постулированными положениями.                                                                                                                                                                                                         -----------------------------------------------------

Преобладание одного аспекта над другими определяло особенности мусульманского права в той или иной стране его применения. Например, игнорирование динамических составляющих делало шариат чрезвычайно консервативным и догматическим (что было на руку автократическим формам правления). Как следствие, это тормозило в данном обществе развитие общественных отношений и любых других (наука, искусство). Наиболее консервативные жесткие юридические школы (шафиитская и ханбалитская, откуда в 17 веке вышел ваххабизм) имеют доминирующее положение на Аравийском полуострове. Видимо, не случайно, великие арабские мыслители и ученые были только на заре возникновения ислама и в первые века его. Начиная со средних веков арабский мир ничего вразумительного, в этом плане, миру не дал (хотя, именно арабские ученые раннего средневековья дали известный толчок развитию точных наук).                                                                                                        
Такова, вкратце, структура шариата.

                                         ---------------------------------------------------

Одним из важных моментов является то, что в основе мусульманского права лежат обычаи арабских полукочевых племен (живших, в основном, разбоем) вперемешку с существовавшим тогда юридическим правом городских жителей (города Медины). В Медине же и произошла первоначальная бессистемная формализация (с той или иной степенью достоверности) полученных Муххамедом в Мекке откровений. Причем, записывал не сам Мухаммед, ввиду своей неграмотности, а записывали (от случая к случаю) за ним. И это первая несистемная формализация, как полученных пророком откровений, так и его собственных изречений была в виде разбросанных по разным уголкам Медины записей на коже, на пергаменте., в общем – где попало и на чем попало..

Первый системный сводный текст был сформирован только при внуках пророка - при его третьем приемнике, правителе Османе, что несколько умаляет достоверность первоначальных источников и привносит элемент искушения (в плане личных пожеланий составителей Корана) при составлении священных текстов.  Причем, если Мухаммедом (один на миллион!) двигали святая убежденность в своей правоте и чувство предназначенности, то его приемниками по власти (имеющим непосредственное отношение к составлению Корана) двигали, скорее всего, управленческие инстинкты (это сохранение личной власти) и имеющиеся на тот момент управленческие технологии (часто имеющих дофеодальную зверствующую форму), базирующиеся на местных обычаях, менталитете и образе жизни раннего средневековья . Что, несомненно, нашло свое отражение в составляемом своде.

Также можно говорить о влиянии в это время религиозных фанатиков, как правило, из местной интеллигенции. Людей, внутренне беспокойных и неутвердившихся, скорее всего, не реализовавших себя в обычной жизни (по причине природной лени) и пытающихся компенсировать свои неудачи восторженным вниманием толпы, получая, таким образом, так необходимое им чувство собственной значимости.

  Подводя итог, можем сказать, что на составление текстов Корана оказало влияние:

- обращение к наследию Мухаммеда только через одно поколение после его смерти,

- отсутствие библиотечных норм ведения записей,       

- субъективное отношение первых составителей священного свода  к наследию пророка (то есть, все мы люди, мы тоже можем что-то думать по этому поводу или хотим иметь по этому поводу) - что, несомненно, оставило свой отпечаток при составлении книги.

Все это делает  несколько вероятностным отражение в Коране  полученных пророком откровений.
                                                                                                                                                          

Итак, имеем, что в основе мусульманского права - шариата, лежат (наряду с полученными пророком откровениями) обычаи аборигенов Аравийской пустыни раннего средневековья.

Особенностью шариата является то, его основатель был не только духовным учителем, но и земным правителем. Это внесло существенную роль в последующем после пророка перемешивании религиозного и светского аспектов в повседневной (гражданской) жизни мусульманского общества. Я сейчас не говорю о том, что сам пророк, говоря - «нет принуждения в вере» - не был столь категоричен в вопросах веры и в вопросах ее применения в общественной жизни, как его последователи.
Я говорю о том, что, используя его имя, приемники привнесли в сферу религиозной жизни обязательность, необходимую доселе в соблюдении норм в гражданской жизни. Но одно дело - табу в поведении, а другое – табу в духовной жизни, на мысли. Причем это нормирование мыслей сопровождает мусульманина всю жизнь, независимо от места проживания. И эта нормирование мысли тесно увязано с нормами общественного поведения, с точки зрения шариата.

То есть, для правоверного мусульманина, живущего в светстком немусульманском государстве, приоритетом в обществе являются не законы страны проживания, а -шариат. Это является хорошим инструментом для экспансии - так как мусульманское право, провозглашая себя единственным, дает последователю шариата,нарушающему законы страны немусульманского права, ощущение собственной правоты и, следовательно, ощущение невиновности.

То есть, система исполнения наказания светсткого государства, в задачи которой входит исправление преступившего закон, в этом случае дает сбой. Потому что нельзя исправить религиозную убежденность верующего и, следовательно, нельзя исправить связанную с этой убежденностью  мотивировку поведения правоверного в нерелигиозном обществе (светском государстве).

                                            -----------------------------------------------------

Таким образом, получаем, что немусульманин может сосуществовать в мусульманском мире с соседями-мусульманами, приняв обычаи страны проживания. А правоверный мусульманин не может внутренне принять обычаи немусульманской страны - вера не позволяет.

И, если, предположим, на какой-либо территории появятся мусульманская община (живущая строго по законам мусульманского права) и немусульманская, то велика вероятность, что со временем останется только одна община, базирующаяся на законодательстве, основанном на шариате.

Могут сказать, что это все голая теория, что жизнь более сложна и извилиста. Согласен – жизнь сложна и извилиста, что не так просто нормировать хождение мысли, но пример Франции показывает, что не так все гладко, но идет. И, может так случится, что через поколение –два на западе Европы будет существовать агрессивное государство мусульманского права, единственного права. Так как другого права, в силу своего происхождения, оно не потерпит.

                                          -----------------------------------------------------

Конечно, многое зависит от той юридической школы мусульманского права, которая доминирует в регионе. Самые жесткие и архаичные, как уже говорилось выше, это те, откуда вышел ваххабизм. Особенностью этих школ является принцип неизменности начальных положений (легших в основу шариата) и исключение каких-либо динамических тенденций, возможных в мусульманском обществе.
Жесткость догматических конструкций этих школ и жесткость наказания за нарушения их догматов определяет жесткость и негибкость мировоззрения их ярых последователей - религиозных фанатиков. Следствием такого мировоззрения является порождаемый этим мировоззреним страх. Массовый, на подсознательном уровне страх и его обратная сторона – агрессия (если кто-то по отношению к вам (или – вообще) вдруг стал агрессивно настроен, то первый вопрос, который вы себе задаете –  чего он боится?).

Упомянутые особенности этих школ отчетливо проявились в  ответвлении ханфалитской школы – ваххабизме. Уже говорилось, чтов основе начальных положений шариата легли обычаи народов Аравийского полуострова раннего средневековья. Но одно дело, когда они действовали в среде полупастухов  – полуразбойников, а другое дело, когда их пытаются привить, спустя 1500 лет, в современное общество. Ну, конечно же, не напрямую - а посредством внедрения ислама и уже через него, переходя к шариату и к закрепленным в нем положениям, обычным среди дофеодальных диких племен. Конечно, встречая сопротивление в виде устоявшихся местных обычаев (адаты). Но чем более нецивилизованный, неустоявшийся образ жизни у народа, тем успешнее он внедряется в его сознание, попутно сокрушая собственные обычаи его предков.

Там, где местные обычаи имеют устойчивый многовековой характер, а образ жизни имеет высокую тенденцию к цивилизованному образу жизни (предполагающему взаимоуважение личного и общественного), то в этих случаях доминируют более либеральные юридические школы -  халифитская и маликитская.
На постсоветском пространстве  в этом плане выгодно отличаются Казахстан и Поволжье. Как-то так исторически сложилось, что ислам не занял доминирующего положения у народов этих мест. Может, благодаря и этому тоже, Казахстан в своем постсоветском развитии выгодно отличается от своих южных соседей.

Рассмотрим поподробнее последствия  одной характерной особенности шариата (имеются в виду крайние, догматические формы шариата)  – обязательность религиозной сферы и обязательность ее норм в обычной, повседневной жизни. Эта характерная особенность ведет к появлению одному существенному отличию в интеллектуальной жизни народа, исповедующему радикальные формы шариата. Ограничения, накладываемые в духовной сфере (думать – туда, а туда – нельзя.. мыслить - только в этом направлении) и массово распространяющиеся в виде обязательного исполнения законов шариата (начиная с рождения человека), неизбежно ведут к ограничению мыслительного процесса  всего народа.
Русский исследователь шариата В. П. Наливкин писал: - «шариат .. закабаляет не только деяния, но даже мысль и воображение верующего мусульманина».  Те научные подвиги, которые легли в основу развития европейской цивилизации были осуществлены умами могучими, крайне раскрепощенными и не стиснутыми никакими догмами. В условиях страны, живущей по законам радикальных форм шариата, проявление таких умов было маловероятно ввиду жестких ограничений духовной жизни даже в обычной жизни, а также сопутствующему этому ограничению массовому подсознательному страху, сопровождаемуму массовой же (на подсознании) агрессии.  Страх уже сам по себе сковывает и ограничивает мыслительный процесс. Все это ведет к деградации и оставлению страны (в плане мировоззрения) на уровне общинно-родового строя и, так как отсутствие предпосылок к прогрессу ведет к отсутствию личной мотивации, то и ведет, соответственно, к поиску расслабляющих форм жизни.
По-видимому, здесь надо искать причины  почему арабский мир за последние 5-7 веков не дал миру своего представителя, как образца духовных или  научных изысканий.

Существуют версии, согласно которым устойчивое существования шариата в восточном мире обусловлено существованием в восточных странах более продолжительных (по сравнению с западным миром) феодальных отношений. Что именно долгое наличие феодальных отношений послужило благодатной почвой для закрепления шариата в восточном мире.
Мне представляется, что все ровно наоборот. Что именно господство норм шариата, (особенно его статических, жестких  форм), наличие в духовной жизни народа жестких ограничений, обязательных для всех, давило в зародыше появление в нации новых мыслительных конструкций, могущих двинуть феодальное  общество к новым экономическим, товарно-денежным отношениям. Преддверием которых (новых отношений) являются, как правило, взлет духовных проявлений, таких, как эпоха Возрождения.
Ничего подобного мы в мусульманском мире не наблюдаем. Ни взлета духовных проявлений, ни мусульманского Возрождения, ни зачатков новых собственных товарно-денежных отношений, ведущих к смене одной общественной формации к другой  – феодализма к капитализму. То есть, смена общественных формаций, в какой-то мере, произошла, но – извне и именно – «в какой-то мере».. На бытовом уровне, внизу, все осталось на прежнем уровне.  Индикатором служит отношение к женщине.
Но если  все ведет к деградации, как результата отсутствия предпосылок для научно-технического прогресса, то что же может служить постоянным движителем к распространению крайних форм мусульманского права?

Только одно – неиссякаемый природный источник поступления наживы, независимый ни от научно-технического прогресса, ни от менталитета, ни, по большому счету, искусства менеджмента. Ведь, какой бы не был технологически сложный нефтеперерабатывающий завод, но он по насыщенности научно-технической мысли ни в какое сравнение не идет с  производством автомобилей.  А уж если просто на трубе сидеть, то, вообще, можно самого тупого отпрыска посадить и ничего испортить он не сможет. Поэтому рыночные методы ведения хозяйства, выводящие наверх (в обычных условиях производства товаров) наиболее эффективных специалистов, в нефтеносных странах арабского востока особо и не востребованы, ввиду отсутствия предмета востребованности. Ну, так, по мелочи разве что, на рынках конкурируют между собой продавцы бижутерии.
  Итак, неиссякаемый источник поступления имеется (нефтяные залежи Аравийского полуострова), поэтому постоянный напор реакционных форм шариата  на образ жизни соседних стран (в том числе, нерадикальных мусульманских), образ мысли их жителей гарантирован.
Может, с этой точки зрения и надо рассматривать дружеские  отношения лидеров западных государств с автократическими режимами Персидского залива, основой которых был подписанный в начале 70-х годов прошлого столетия договор между Англией и новообразовавшимся государством - Объединенные Арабские Эмираты -  о независимости и соглашения о сотрудничестве.
Этот договор,  между ОАЭ и Англией, как специально, пришелся на рост цен на мировом рынке на нефть и нефтепродукты (а основным регулятором цен, как известно, являются мировые биржи, главные из которых находятся в Лондоне и Нью-Йорке). Следствием чего явился резкий рост благосостояния стран, базирующихся на радикальных нормах шариата (благосостояния, не имеющего под собой опоры, основанной на цивилизованных формах товарно-денежных отношений  - базисом которой является человеческая инициатива,  а основанной на нефтяном эльдорадо).

Итак, имеем, что радикальные формы шариата по своей структуре служат действенным орудием экспансии, но при условии постоянного притока извне ресурсов (неважно – из другого государства или из недр Земли). Поэтому, наличие в подбрюшье Евразии
постоянно богатого государства, законодательной основой которого является радикальная юридическая школа (ханбалитская и вышедший из нее ваххабизм), служит замечательным геополитическим орудием в современном мире (особенно, если учесть, что все авуары правителей стран Персидского залива  содержатся в валюте стран, в чьих интересах это геополитическое орудие действует). То есть, такое государство служит рассадником средневековых норм поведения в ближней и не очень Евразии. Через установления норм наиболее реакционных форм шариата, распространение которых в некоем государстве приводит к торможению в нем цивилизованного развития и проявлению деградирующих тенденций, откидывающих  это государство к средневековым родовым отношениям. И воевать не надо, все чужими руками.

Как уже говорилось, наиболее благополучными, в этом плане, на постсоветском пространстве являются Поволжье и Казахстан. Но давление извне и здесь уже проявляется. Первым звоночком может служить два взрыва смертников в государственных учреждениях в Казахстане в знак протеста против решения казахских властей отправить свои войска в Афганистан против талибов. Это были сафалиты – приверженцы сафализма, деятели которого выступают с  призывами ориентироваться на «образ жизни и веру ранней мусульманской общины, на праведных предков».
 Причем, на
предков чужого им бедуинского народа, так как историю своих предков, своего народа, прообразом которого является насмешник и балагур Алдар-Косе, они не знают. Иначе не трещали бы про «раннюю мусульманскую общину» народа, у которого степной акын пользовался куда большим уважением и авторитетом, чем мусульманский священнослужитель и язвительной иронии которого не мог избежать ни бай, ни мулла. Акын был информационным носителем, объединяющим нацию во времени и пространстве (основное качество такого носителя - нравственная безупречность) и играл он ту же огромную роль в менталитете у казахов, что и Вещий Боян у славян (вещий – несущий весть, знающий). Мулла тут рядом не валялся.
Последователи этого направления (сафализма) проникают на незаметные, но важные по своему организационному потенциалу посты. Недавно был снят с должности начальник кафедры специального учебного заведения Казахстана, введший практику 5-кратной молитвы для своих студентов. В петинциарной системе республики осужденные сторонники ваххабизма оказывались в одной камере и организовывали  кружки «юных» ваххабистов, увеличивая число своих сторонников. Зафиксирован случай перехода в ислам вора в законе, кстати, православного.  В Крыму трое подонков забросали камнями до смерти 16-юю девушку за то, что заняла первое место на местном конкурсе красоты. Что характерно, что местные правоохранительные органы всячески препятствовали объективному расследованию дела и даже пытались отпустить 23-летнего главаря  «на поруки». То есть, опять наблюдается проникновение через правоохранительные органы (все по принципам диверсионной работы).

Наблюдается воздействие, в первую очередь, на молодежь в ее естественном бесшабашном противостоянии к старшему поколению - которое прежде регулировалось соблюдением обычаев своих отцов (и следовавшим за этим послушанием к старшему поколению), а теперь нивелируется необходимостью соблюдения обычаев далекой пустыни 1500-ней давности. И, если ты эти обычаи соблюдаешь, то ты можешь стать имамом в 25 лет и тебе должны будут подчиняться   отцы твоих сверстников. А не будут подчиняться, то  тебе дается право наказывать их в соответствии с обычаями средневекового варварства.

Ранее уже писалось, что догматические формы шариата вследствие своей жесткости формирует у населения страх и подспудную агрессию. Агрессия – это мощный источник энергии – а ей требуется выход. Поиск субъектом  причин этой своей неосознанной агрессии (поиск ее выхода) в умелых руках постановщиков может быть направлен в нужном заказчику направлении. Ага, вот он, неверный!..
Незаметно, хитро и требует немало денег и организационных в геополитическом плане мощностей. Но все все это возможно, так как существует в подбрюшье евразийского континента богатое, с неиссякаемым  природным источником поступления средств аравийское государство, в основе права которого лежит одна из самых догматических  и свирепых школ мусульманского права.
Первыми жертвами становятся представители мирных форм мусульманского права, их духовные лидеры. Они являются главными врагами для ортодоксов. С неверными-то проще бороться – они же «неверные». А тут битва внутри одного мировоззрения, тут сложнее.
Об этом необходимо помнить руководителям доселе мирных в религиозном плане государств, руководителям, благосклонно наблюдающим на учебу молодого поколения в религиозных школах (да и, вообще, в школах) жарких стран, благодушно наблюдающим за набитыми самолетами в Мекку. Тысячу лет наши народы (за исключением единиц) не совершали хаджа (не было самолетов) и не стали они отсюда меньшими мусульманами. Пророк же по этому поводу (по поводу хаджа) обращался к местным (пешком можно добраться), он других народов не знал.
                                          -----------------------------------
Духовным лидерам традиционных местных религиозных течений было бы не плохо обращаться к своей пастве со словами: - обращение к Всевышнему с чистым сердцем на молитвенном коврике у себя дома является более весомым аргументом в разговоре с Небом, чем исполнение пустого ритуала. Ритуала, за которым в современном мире стоят только лишь финансовые интересы организаторов религиозных туров и идеология далеких пустынных баронов.

О мусульманском праве

        В основе мусульманского права (шариата) лежат две базовые составляющие:

1. Религиозная составляющая – Коран - составленный после смерти пророка Мухаммеда сборник откровений, данных ему (со слов составителей) свыше.
 2. Социально-религиозная – Сунны - постулированные рассказы (хадисы) о легендарных  суждениях и поступках самого пророка и, в этом смысле (по мнению мусульманских теологов) также несущие религиозную окраску.
                                  Эти две составляющие  представляются незыблемыми.

       Кроме того, к социально-религиозному аспекту шариата можно отнести:

Иджма – консолидированное мнение восточных мусульманских религиозных авторитетов по различным аспектам мусульманского общежития, в том числе – религиозным.   Мнение, обязательное к исполнению.                                                                                                 
Фирманы – личные распоряжения восточных правитетелей                                                                                      Кануны – законодательные акты восточных государств
И те и другие не должны были, по идее, противоречить положениям шариата.                                                  
Все вышеперечисленные аспекты имеют статический характер.
                      
                                Также в шариате имеются динамические аспекты:                  

Рай -  преобладания личного мнения казия (религиозного судьи) в принятии решения.                                 
Кияс (кыяс) – практика применения некоего правила, предусмотренного в шариате по конкретному поводу, но в случае события, не предусмотренного в шариате (но аналогичного).
 Особенность динамической составляющей – преобладание личного фактора над постулированными положениями.                                                                                                                                                                                                          -----------------------------------------------------

   Преобладание одного аспекта над другими определяло особенности мусульманского права в той или иной стране его применения. Например, игнорирование динамических составляющих делало шариат чрезвычайно консервативным и догматическим (что было на руку автократическим формам правления). Как следствие, это тормозило в данном обществе развитие общественных отношений и любых других (наука, искусство). Наиболее консервативные жесткие юридические школы (шафиитская и ханбалитская, откуда в 17 веке вышел ваххабизм) имеют доминирующее положение на Аравийском полуострове. Видимо, не случайно, великие арабские мыслители и ученые были только на заре возникновения ислама и в первые века его. Начиная со средних веков арабский мир ничего вразумительного, в этом плане, миру не дал (хотя, именно арабские ученые раннего средневековья дали известный толчок развитию точных наук).                                                                                                         
Такова, вкратце, структура шариата.

                                            ---------------------------------------------------
Одним из важных моментов является то, что в основе мусульманского права лежат обычаи арабских полукочевых племен (живших, в основном, разбоем) вперемешку с существовавшим тогда юридическим правом городских жителей (города Медины). В Медине же и произошла первоначальная бессистемная формализация (с той или иной степенью достоверности) полученных Муххамедом в Мекке откровений. Причем, записывал не сам Мухаммед, ввиду своей неграмотности, а записывали (от случая к случаю) за ним. И это первая несистемная формализация, как полученных пророком откровений, так и его собственных изречений была в виде разбросанных по разным уголкам Медины записей на коже, на пергаменте., в общем – где попало и на чем попало..
Первый системный сводный текст был сформирован только при внуках пророка - при его третьем приемнике, правителе Османе, что несколько умаляет достоверность первоначальных источников и привносит элемент искушения (в плане личных пожеланий составителей) при составлении священных текстов.  Причем, если Мухаммедом (один на миллион!) двигали святая убежденность в своей правоте и чувство предназначенности, то его приемниками по власти (имеющим отношение к составлению Корана) двигали, скорее всего, управленческие инстинкты (сохранение личной власти) и имеющиеся на тот момент управленческие технологии (часто имеющих зверствующую форму), базирующиеся на местных обычаях, менталитете и образе жизни раннего средневековья . Что, несомненно, нашло свое отражение в составляемом своде.
 Также можно говорить о влиянии в это время религиозных фанатиков, как правило, из местной интеллигенции. Людей, внутренне беспокойных и неутвердившихся, скорее всего, не реализовавших себя в обычной жизни (по причине природной лени) и пытающихся компенсировать свои неудачи восторженным вниманием толпы, получая, таким образом, так необходимое им чувство собственной значимости.

     Подводя итог, можем сказать, что на составление текстов Корана оказало влияние:

- обращение к наследию Мухаммеда только через одно поколение после его смерти,

- отсутствие библиотечных норм ведения записей,        

- субъективное отношение первых составителей священного свода  к наследию пророка (то есть, все мы люди, мы тоже можем что-то думать по этому поводу или хотим иметь по этому поводу) - что, несомненно, оставило свой отпечаток при составлении книги.
 
Все это делает  несколько вероятностным отражение в Коране  полученных пророком откровений.                                                                                                                                                             
   Итак, имеем, что в основе мусульманского права - шариата, лежат (наряду с полученными пророком откровениями) обычаи аборигенов Аравийской пустыни раннего средневековья.
Особенностью шариата является то, его основатель был не только духовным учителем, но и земным правителем. Это внесло существенную роль в последующем после пророка перемешивании религиозного и светского аспектов в повседневной (гражданской) жизни мусульманского общества. Я сейчас не говорю о том, что сам пророк, говоря - «нет принуждения в вере» - не был столь категоричен в вопросах веры и в вопросах ее применения в общественной жизни, как его последователи.
Я говорю о том, что, используя его имя, приемники привнесли в сферу религиозной жизни обязательность, необходимую доселе в соблюдении норм в гражданской жизни. Но одно дело - табу в поведении, а другое – табу в духовной жизни, на мысли. Причем это нормирование мыслей сопровождает мусульманина всю жизнь, независимо от места проживания. И эта нормирование мысли тесно увязано с нормами общественного поведения, с точки зрения шариата.
То есть, для правоверного мусульманина, живущего в светстком немусульманском государстве, приоритетом в обществе являются не законы страны проживания, а - шариат. Это является хорошим инструментом для экспансии - так как мусульманское право, провозглашая себя единственным, дает последователю шариата,нарушающему законы страны немусульманского права, ощущение собственной правоты и, следовательно, ощущение невиновности.
То есть, система исполнения наказания светсткого государства, в задачи которой входит исправление преступившего закон, в этом случае дает сбой. Потому что нельзя исправить религиозную убежденность верующего и, следовательно, нельзя исправить связанную с этой убежденностью  мотивировку поведения правоверного в нерелигиозном обществе (светском государстве).

                                               -----------------------------------------------------

  Таким образом, получаем, что немусульманин может сосуществовать в мусульманском мире с соседями-мусульманами, приняв обычаи страны проживания. А правоверный мусульманин не может внутренне принять обычаи немусульманской страны - вера не позволяет.
И, если, предположим, на какой-либо территории появятся мусульманская община (живущая строго по законам мусульманского права) и немусульманская, то велика вероятность, что со временем останется только одна община, базирующаяся на законодательстве, основанном на шариате.
   Могут сказать, что это все голая теория, что жизнь более сложна и извилиста. Согласен – жизнь сложна и извилиста, что не так просто нормировать хождение мысли, но пример Франции показывает, что не так все гладко, но идет. И, может так случится, что через поколение –два на западе Европы будет существовать агрессивное государство мусульманского права, единственного права. Так как другого права, в силу своего происхождения, оно не потерпит.

                                             -----------------------------------------------------

Конечно, многое зависит от той юридической школы мусульманского права, которая доминирует в регионе. Самые жесткие и архаичные, как уже говорилось выше, это те, откуда вышел ваххабизм. Особенностью этих школ является принцип неизменности начальных положений (легших в основу шариата) и исключение каких-либо динамических тенденций, возможных в мусульманском обществе.
  Жесткость догматических конструкций этих школ и жесткость наказания за нарушения их догматов определяет жесткость и негибкость мировоззрения их ярых последователей - религиозных фанатиков. Следствием такого мировоззрения является порождаемый этим мировоззреним страх. Массовый, на подсознательном уровне страх и его обратная сторона – агрессия (если кто-то по отношению к вам (или – вообще) вдруг стал агрессивно настроен, то первый вопрос, который вы себе задаете –  чего он боится?).
  Упомянутые особенности этих школ отчетливо проявились в  ответвлении ханфалитской школы – ваххабизме. Уже говорилось, чтов основе начальных положений шариата легли обычаи народов Аравийского полуострова раннего средневековья. Но одно дело, когда они действовали в среде полупастухов  – полуразбойников, а другое дело, когда их пытаются привить, спустя 1500 лет, в современное общество. Ну, конечно же, не напрямую - а посредством внедрения ислама и уже через него, переходя к шариату и к закрепленным в нем положениям, обычным среди дофеодальных диких племен. Конечно, встречая сопротивление в виде устоявшихся местных обычаев (адаты). Но чем более нецивилизованный, неустоявшийся образ жизни у народа, тем успешнее он внедряется в его сознание, попутно сокрушая собственные обычаи его предков.
Там, где местные обычаи имеют устойчивый многовековой характер, а образ жизни имеет высокую тенденцию к цивилизованному образу жизни (предполагающему взаимоуважение личного и общественного), то в этих случаях доминируют более либеральные юридические школы -  халифитская и маликитская.
На постсоветском пространстве  в этом плане выгодно отличаются Казахстан и Поволжье. Как-то так исторически сложилось, что ислам не занял доминирующего положения у народов этих мест. Может, благодаря и этому тоже, Казахстан в своем постсоветском развитии выгодно отличается от своих южных соседей.

 Рассмотрим поподробнее последствия  одной характерной особенности шариата (имеются в виду крайние, догматические формы шариата)  – обязательность религиозной сферы и обязательность ее норм в обычной, повседневной жизни. Эта характерная особенность ведет к появлению одному существенному отличию в интеллектуальной жизни народа, исповедующему радикальные формы шариата. Ограничения, накладываемые в духовной сфере (думать – туда, а туда – нельзя.. мыслить - только в этом направлении) и массово распространяющиеся в виде обязательного исполнения законов шариата (начиная с рождения человека), неизбежно ведут к ограничению мыслительного процесса  всего народа.
Русский исследователь шариата В. П. Наливкин писал: - «шариат .. закабаляет не только деяния, но даже мысль и воображение верующего мусульманина».  Те научные подвиги, которые легли в основу развития европейской цивилизации были осуществлены умами могучими, крайне раскрепощенными и не стиснутыми никакими догмами. В условиях страны, живущей по законам радикальных форм шариата, проявление таких умов было маловероятно ввиду жестких ограничений духовной жизни даже в обычной жизни, а также сопутствующему этому ограничению массовому подсознательному страху, сопровождаемуму массовой же (на подсознании) агрессии.  Страх уже сам по себе сковывает и ограничивает мыслительный процесс. Все это ведет к деградации и оставлению страны (в плане мировоззрения) на уровне общинно-родового строя и, так как отсутствие предпосылок к прогрессу ведет к отсутствию личной мотивации, то и ведет, соответственно, к поиску расслабляющих форм жизни.
По-видимому, здесь надо искать причины  почему арабский мир за последние 5-7 веков не дал миру своего представителя, как образца духовных или  научных изысканий.
Существуют версии, согласно которым устойчивое существования шариата в восточном мире обусловлено существованием в восточных странах более продолжительных (по сравнению с западным миром) феодальных отношений. Что именно долгое наличие феодальных отношений послужило благодатной почвой для закрепления шариата в восточном мире.
Мне представляется, что все ровно наоборот. Что именно господство норм шариата, (особенно его статических, жестких  форм), наличие в духовной жизни народа жестких ограничений, обязательных для всех, давило в зародыше появление в нации новых мыслительных конструкций, могущих двинуть феодальное  общество к новым экономическим, товарно-денежным отношениям. Преддверием которых (новых отношений) являются, как правило, взлет духовных проявлений, таких, как эпоха Возрождения.
Ничего подобного мы в мусульманском мире не наблюдаем. Ни взлета духовных проявлений, ни мусульманского Возрождения, ни зачатков новых собственных товарно-денежных отношений, ведущих к смене одной общественной формации к другой  – феодализма к капитализму. То есть, смена общественных формаций, в какой-то мере, произошла, но – извне и именно – «в какой-то мере».. На бытовом уровне, внизу, все осталось на прежнем уровне.  Индикатором служит отношение к женщине.
Но если  все ведет к деградации, как результата отсутствия предпосылок для научно-технического прогресса, то что же может служить постоянным движителем к распространению крайних форм мусульманского права?
Только одно – неиссякаемый природный источник поступления наживы, независимый ни от научно-технического прогресса, ни от менталитета, ни, по большому счету, искусства менеджмента. Ведь, какой бы не был технологически сложный нефтеперерабатывающий завод, но он по насыщенности научно-технической мысли ни в какое сравнение не идет с  производством автомобилей.  А уж если просто на трубе сидеть, то, вообще, можно самого тупого отпрыска посадить и ничего испортить он не сможет. Поэтому рыночные методы ведения хозяйства, выводящие наверх (в обычных условиях производства товаров) наиболее эффективных специалистов, в нефтеносных странах арабского востока особо и не востребованы, ввиду отсутствия предмета востребованности. Ну, так, по мелочи разве что, на рынках конкурируют между собой продавцы бижутерии.
     Итак, неиссякаемый источник поступления имеется, поэтому постоянный напор реакционных форм шариата  на образ жизни соседних стран (в том числе, нерадикальных мусульманских), образ мысли их жителей гарантирован.
Может, с этой точки зрения и надо рассматривать дружеские  отношения лидеров западных государств с автократическими режимами Персидского залива, основой которых был подписанный в начале 70-х годов прошлого столетия договор между Англией и новообразовавшимся государством - Объединенные Арабские Эмираты -  о независимости и соглашения о сотрудничестве.
 Этот договор,  между ОАЭ и Англией, как специально, пришелся на рост цен на мировом рынке на нефть и нефтепродукты (а основным регулятором цен, как известно, являются мировые биржи, главные из которых находятся в Лондоне и Нью-Йорке). Следствием чего явился резкий рост благосостояния стран, базирующихся на радикальных нормах шариата (благосостояния, не имеющего под собой опоры, основанной на цивилизованных формах товарно-денежных отношений  - базисом которой является человеческая инициатива,  а основанной на нефтяном эльдорадо).
       Итак, имеем, что радикальные формы шариата по своей структуре служат действенным орудием экспансии, но при условии постоянного притока извне ресурсов (неважно – из другого государства или из недр Земли). Поэтому, наличие в подбрюшье Евразии постоянно богатого государства, законодательной основой которого является радикальная юридическая школа (ханбалитская и вышедший из нее ваххабизм), служит замечательным геополитическим орудием в современном мире (особенно, если учесть, что все авуары правителей стран Персидского залива  содержатся в валюте стран, в чьих интересах это геополитическое орудие действует). То есть, такое государство служит рассадником средневековых норм поведения в ближней и не очень Евразии. Через установления норм наиболее реакционных форм шариата, распространение которых в некоем государстве приводит к торможению в нем цивилизованного развития и проявлению деградирующих тенденций, откидывающих  это государство к средневековым родовым отношениям. И воевать не надо, все чужими руками.
  Как уже говорилось, наиболее благополучными, в этом плане, на постсоветском пространстве являются Поволжье и Казахстан. Но давление извне и здесь уже проявляется. Первым звоночком может служить два взрыва смертников в государственных учреждениях в Казахстане в знак протеста против решения казахских властей отправить свои войска в Афганистан против талибов. Это были сафалиты – приверженцы сафализма, деятели которого выступают с  призывами ориентироваться на «образ жизни и веру ранней мусульманской общины, на праведных предков».
 Причем, на
предков чужого им бедуинского народа, так как историю своих предков, своего народа, прообразом которого является насмешник и балагур Алдар-Косе, они не знают. Иначе не трещали бы про «раннюю мусульманскую общину» народа, у которого степной акын пользовался куда большим уважением и авторитетом, чем мусульманский священнослужитель и язвительной иронии которого не мог избежать ни бай, ни мулла. Акын был информационным носителем, объединяющим нацию во времени и пространстве (основное качество такого носителя - нравственная безупречность) и играл он ту же огромную роль в менталитете у казахов, что и Вещий Боян у славян (вещий – несущий весть, знающий). Мулла тут рядом не валялся.
Последователи этого направления (сафализма) проникают на незаметные, но важные по своему организационному потенциалу посты. Недавно был снят с должности начальник кафедры специального учебного заведения Казахстана, введший практику 5-кратной молитвы для своих студентов. В петинциарной системе республики осужденные сторонники ваххабизма оказывались в одной камере и организовывали  кружки «юных» ваххабистов, увеличивая число своих сторонников. Зафиксирован случай перехода в ислам вора в законе, кстати, православного.  В Крыму трое подонков забросали камнями до смерти 16-юю девушку за то, что заняла первое место на местном конкурсе красоты. Что характерно, что местные правоохранительные органы всячески препятствовали объективному расследованию дела и даже пытались отпустить 23-летнего главаря  «на поруки». То есть, опять наблюдается проникновение через правоохранительные органы (все по принципам диверсионной работы).
 Наблюдается воздействие, в первую очередь, на молодежь в ее естественном бесшабашном противостоянии к старшему поколению - которое прежде регулировалось соблюдением обычаев своих отцов (и следовавшим за этим послушанием к старшему поколению), а теперь нивелируется необходимостью соблюдения обычаев далекой пустыни 1500-ней давности. И, если ты эти обычаи соблюдаешь, то ты можешь стать имамом в 25 лет и тебе должны будут подчиняться   отцы твоих сверстников. А не будут подчиняться, то  тебе дается право наказывать их в соответствии с обычаями средневекового варварства.
Я уже говорил, что догматические формы шариата вследствие своей жесткости формирует у населения страх и подспудную агрессию. Агрессия – это мощный источник энергии – а ей требуется выход. Поиск субъектом  причин этой своей неосознанной агрессии (поиск ее выхода) в умелых руках постановщиков может быть направлен в нужном заказчику направлении. Ага, вот он, неверный!..
 Незаметно, хитро и требует немало денег и организационных в геополитическом плане мощностей. Но все все это возможно, так как существует в подбрюшье евразийского континента богатое, с неиссякаемым  природным источником поступления средств государство, в основе права которого лежит одна из самых догматических  и свирепых школ мусульманского права.
  Первыми жертвами становятся представители мирных форм мусульманского права, их духовные лидеры. Они являются главными врагами для ортодоксов. С неверными-то проще бороться – они же «неверные». А тут битва внутри одного мировоззрения, тут сложнее.
Об этом необходимо помнить руководителям доселе мирных в религиозном плане государств, руководителям, благосклонно наблюдающим на учебу молодого поколения в религиозных школах (да и, вообще, в школах) жарких стран, благодушно наблюдающим за набитыми самолетами в Мекку. Тысячу лет наши народы (за исключением единиц) не совершали хаджа (не было самолетов) и не стали они отсюда меньшими мусульманами. Пророк же по этому поводу (по поводу хаджа) обращался к местным (пешком можно добраться), он других народов не знал.
                                             -----------------------------------
Духовным лидерам традиционных местных религиозных течений было бы не плохо обращаться к своей пастве со словами: - обращение к Всевышнему с чистым сердцем на молитвенном коврике у себя дома является более весомым аргументом в разговоре с Небом, чем исполнение пустого ритуала. Ритуала, за которым в современном мире стоят только лишь финансовые интересы организаторов религиозных туров и идеология далеких пустынных баронов.